Игры строго

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Игры переделки онлайн Кукольный домик Игры переделки


игры строго

2017-10-23 04:11 Игры Погрузчик онлайн понравятся всем ребятам, которые приходят в восторг от больших Игры Шахматы это несколько десятков вариаций культовой логической игры, история




Американский фильм-катастрофа. Падает самолет. На табло в кабине летчиков загорается табло: "Без паники" Проходит некоторое количество времени и становится ясно, что самолет разобьется. Тогда гаснет табло "Без паники" и загорается табло "Хорошо, паника".


Самый сладкий секс - после сна. А самый сладкий сон - после секса.






О флаге Киргизии. Под красным нашим знаменем, Гореть нам синим пламенем.


Посвящается замечательному музыканту Илье Гринбергу. В то время в России произошло заурядное событие – очередного чмудака назначили очередным министром обороны. Как и все чмудаки, бывшие министрами обороны, он первым делом спрятал своего сына на посту вице-президента чего-то там шибко международного, а затем потребовал от парламента «Всех студентов в армию». Парламент дал слабину, и студентов начали брать. Таким образом, ряды непобедимой и легендарной пополнили студенты консерватории Рабинович, Гринберг и Кацнельсон. Одели их так, что я вам передать не могу. В армии из доступных размеров есть только очень большой и очень маленький, так что в гимнастерку для Рабиновича можно было запихнуть еще и Гринберга, а Кацнельсону достались шорты. Потом им приказали пришить ко всему этому погоны, нашивки и еще какую-то дребедень. Словом, когда они в таком виде в первый раз вышли за ворота части, то девушки на улицах шарахались, старушки крестились, а собаки истошно выли. Определили наших «бравых военных» в полковой оркестр. Там не были предусмотрены ни скрипка, ни контрабас, так что Рабиновичу достались тарелки, а Гринбергу с Кацнельсоном – по трамбону. Днем они по десять часов ходили по плацу строевым шагом, дудя в трамбоны и стуча тарелками, ночью их избивали старослужащие. А в это время чмудак, бывший министром обороны, докладывал президенту об успехах в боевой и политической подготовке. Шло время. Наши герои научились бодро маршировать. Кацнельсон добился, чтобы ему, наконец, выдали нормальные штаны вместо шортов. Гринберга просили заменять дирижера, когда сам дирижер был пьян. А Рабинович потерял зуб в боях со старослужащими. Зато теперь «дед» сержант Егорычев стал звать его не «жадом», а «боевым явреем». А в это время по всей стране из-за дедовшины в армии гибли сотни молодых ребят. Матери получали своих сыновей в гробах, а сын чмудака, бывшего министром обороны, ездил на дорогой машине и сбивал пешеходов. Прошло еще немного времени, и триумвират музыкантов начал править бал в казарме. Став «дедами», они уже сами могли заказывать музыку и сами ее исполнять. И они решил, что в их казарме дедовщины больше не будет. Если кто-нибудь кого-нибудь тронет хоть пальцем, будет иметь дело с ними – русскими былинными богатырями Рабиновичем, Гринбергом и Кацнельсоном. Один «дедок», правда, попытался не согласиться и заставил молодого солдата сбегать за сигаретами. Тогда его ночью разбудил Рабинович и, сверкая свежевставленным зубом и медными тарелками, до утра читал ему лекцию о вреде курения. А Гринберг и Кацнельсон держали «дедка», чтобы не убежал. И так получается, что когда одно поколение в казарме живет без дедовщины, то такой порядок входит в привычку, и следующие поколения уже и не знают, что это такое. Казалось бы так просто. Но время идет, чмудаки сменяют друг друга на посту министра обороны. Их дети вместо армии идут в вице-президенты чего-то там шибко международного, а потом давят пешеходов на дорогих тачках, а солдаты продолжают гибнуть… А Гринберг, Рабинович и Кацнельсон с тех пор продолжают дружить, и раз в год Гринберг и Кацнельсон приезжают в Москву в гости к Рабиновичу – один из Тель-Авива, а другой из Киева. Они выпивают по стопке русской водки, а потом идут в парк и играют марш «Прощание славянки». Игорь Левицкий (igor@levitski.com, www.levitski.com)